Комплекс услуг по доставке в любых направлениях,

таможенной очистке и сертификации товаров.

Доставка, сертификация и таможенное

оформление товаров и грузов

Упрощение и безопасность функций

внешнеэкономической деятельности

Жажда наживки

Из–за конфликта между таможней и крупными импортерами рыбы заблокированы поставки через порт Петербурга. Пострадавшие компании, среди которых есть и структуры Геннадия Тимченко, добились отстранения от должности руководства оперативной таможни

Крупные российские импортеры рыбы — "Ультра Фиш", "Балтийский берег" и ГК "Русское море" третью неделю сражаются с Северо–Западной оперативной таможней, которая блокирует поставки их продукции через порт Санкт–Петербурга. Грузы простаивают на Балтийской таможне, через которую проходит до 80% рыбного импорта, из–за дополнительных проверок. Каждый день простоя несет импортерам свыше 300 тыс. рублей убытков. Общая сумма ущерба уже исчисляется миллионами рублей. Из–за претензий бизнесменов начальник оперативно–разыскного отдела Северо–Западной оперативной таможни Александр Егерев будет отстранен от должности. Таможенник в свою очередь обвинил федеральное руководство в том, что оно идет на поводу у коммерческих структур — за ГК "Русское море" стоят брат губернатора Подмосковья Андрея Воробьева Максим Воробьев и давний деловой партнер президента РФ Владимира Путина Геннадий Тимченко.

Дайте жалобную книгу

Ассоциация производственных и торговых предприятий рыбного рынка, в которую входят импортеры рыбы, направила письма на имя главы таможенной службы Андрея Бельянинова, Председателя ТПП РФ Сергея Катырина, Президента РСПП Александра Шохина и Первого заместителя Председателя Правительства РФ Игоря Шувалова, сообщив, что СЗОТ необоснованно задерживает импорт рыбы, хотя компании–импортеры входят в зеленый коридор, который создавался для ускорения таможенного контроля. Ассоциация уже готовит обращения в администрацию президента России, правительство, Транспортную прокуратуру и Федеральную антимонопольную службу.

В ассоциации отмечают, что основания для задержки груза вызывают удивление.

"Например, таможенникам понадобились дополнительные разъяснения, чтобы отличить мороженую тушку рыбы от рыбного филе. Также основанием для проверки стали подозрения, что вместо товарного лосося импортеры ввозят дикий лосось, который не вылавливается в промышленном объеме в Норвегии. Более того, в качестве образцов для экспертизы было изъято 50 кг дорогостоящей рыбы", — говорится в обращении ассоциации.

Кругом издержки

В пострадавших компаниях подсчитывают убытки и готовят иски в суд. Гендиректор ООО "Ультра Фиш" Алексей Кузин говорит, что у компании с 29 апреля по 4 мая простаивал корабль с 220 т продукции, за неделю до этого еще один корабль с 200 т простаивал 3 дня. Во второй половине апреля 5 дней простаивали пять контейнеров на 125 т.

"Балтийская таможня заподозрила нас в том, что в одном случае вместо рыбы у нас провозится филе, а в другом — везем незадекларированный груз. Перевешивали продукцию 5 дней, но излишков или подмены так и не обнаружили. Мы понесли значительные издержки. Простой машины стоит 7 тыс. рублей в сутки, а нам на 420 т нужно 20 машин. Цена простоя контейнера — около 14 тыс. рублей в сутки", — объясняет он.

У ГК "Русское море" задержали 125 т охлажденного лосося и форели. Рыба стояла 2 дня, сократился срок ее годности. Елена Лаврентьева, директор юридического департамента компании, отмечает, что работа отрасли дестабилизирована. "Учитывая, что мы находимся в зеленом коридоре, никаких проблем раньше не было. С чем это связано, мы не понимаем, и пока наши обращения на таможню остались без ответа", — говорит она.

В ГК "Балтийский берег" рассказали, что у них задержали два контейнера морской капусты естественной сушки весом более 50 т, заподозрив, что это не капуста, а консервы из лосося. При этом один контейнер досматривали 2 суток, второй — 4 суток. "Мы посчитаем сумму убытков, но формально на СЗОТ ничего не нарушают. Хотя убедиться, что это капуста, а не лосось, можно гораздо быстрее", — говорят в компании.

В ГК "Меридиан" отметили, что по требованию СЗОТ происходит перевешивание 550 т замороженной норвежской сельди. "Вместо выгрузки, растаможки и отправки на склады груз простаивает в порту. Порт потом нам выставит счет за услуги по хранению и лишние погрузочно–разгрузочные работы, — говорят в компании. — Это дешевый товар, который идет на переработку, и любые дополнительные затраты негативно сказываются на себестоимости производства".

Пострадал за рыбу

Сейчас приказом главы ФТС Андрея Бельянинова в отношении начальника оперативно–разыскного отдела СЗОТ майора Александра Егерева и начальника отдела по борьбе с экономическими таможенными преступлениями СЗОТ майора Дмитрия Оленникова с 12 по 26 мая будет проводиться служебная проверка с отстранением их на это время от должности (приказ есть в распоряжении «ДП»). Интересно, что для Александра Егерева это уже не первый конфликт с представителями бизнеса. В свое время он работал в Управлении по налоговым преступлениям и участвовал в деле известного бизнесмена Виталия Архангельского. Предприниматель обвинял его в различных нарушениях в ходе расследования налоговых претензий.

Сам таможенник утверждает, что проверки рыбных компаний носят плановый характер и проводятся исключительно в правовом поле. «Мы работаем с оперативной информацией и в случае ее получения обязаны проверить.

До этого оперативной информации по этим компаниям не было», — объясняет он.
Александр Егерев подозревает, что на руководство таможни активно влияют коммерческие структуры, в частности, вице–президент ассоциации Олег Мельников угрожал ему проблемами по службе.

Пресс–служба ФТС на запрос «ДП» с предложением прокомментировать эти высказывания не ответила. А бизнесмены свое лобби отрицают: «Ассоциация нацелена исключительно на конструктивный диалог с таможенными органами, цель которого обеспечить добросовестным участникам ВЭД условия для своей плановой хозяйственной деятельности».

Рыба высокого полета

Интересно, что председателем совета директоров ГК «Русское море» является Максим Воробьев, брат высокопоставленного единоросса, ныне губернатора Подмосковья Андрея Воробьева. Вместе с давним деловым партнером президента РФ Владимира Путина Геннадием Тимченко он контролирует 61 % акций ГК через кипрский офшор RSEA Holdings Limited.

Еще одним партнером в компании является Глеб Франк — сын экс–министра транспорта, гендиректора Совкомфлота Сергея Франка и муж дочери Геннадия Тимченко Ксении.

Неудивительно, что проблемы столь серьезной компании в руководстве таможни приняли близко к сердцу. Кстати, в прошлом году «Русское море» стало фигурантом еще одного скандала. ФАС признала компанию виновной в организации картельного сговора картеля на рынке оптовых поставок норвежского лосося вместе с несколькими компаниями при поддержке ассоциации и Россельхознадзора.

В компании с такими выводами не согласились.

Ориентация на своих

Вопрос доставки сырья и таможенной «очистки» грузов для рыбоперерабатывающей промышленности всегда был связан с рядом сложностей, говорит Максим Трало, руководитель ГК «Карельский комбинат».

«Сейчас борьба за влияние на внутреннем рынке усугубилась. Новая череда проблем у поставщиков и закупщиков именно норвежской рыбы свидетельствует о том, что промышленников «мягко» подталкивают к переходу на отечественную продукцию», — полагает Максим Трало.

Между тем объем импортной рыбной продукции в Россию по итогам I квартала 2014 года вырос на 1,7 % по сравнению с I кварталом 2013 года и составил 245,1 тыс. т, сообщают аналитики Росрыболовства со ссылкой на Росстат. В структуре импорта, по данным Росрыболовства, по–прежнему преобладает мороженая рыба, на нее приходится 56,2 %, на рыбное филе и прочее мясо рыб — 12,7 %, на свежую и охлажденную рыбу — 11,3 %.

Производители предпочитают использовать импортное сырье, и это неудивительно. Российская рыба, способная конкурировать с иностранной по вкусовым качествам, значительно уступает ей по техническим показателям, отмечают переработчики. Так что предприятиям до последнего времени было проще и выгоднее работать с импортной продукцией. «В случае если задержки с прохождением таможни продолжатся, производители вынуждены будут переориентировать свои фабрики под отечественное сырье», — считает Максим Трало.

Как отмечают юристы, с точки зрения закона таможня действительно права — у импортеров рыбы появятся шансы на возмещение убытков в суде, только если партия рыбы испортится из–за того, что ее задержали на таможне, или если им удастся доказать, что цена на продукт снизилась из–за этой задержки.

Мне говорят: проваливай

Начальник оперативно-разыскного отдела Северо-Западной оперативной таможни Александр Егерев рассказал о своей версии конфликта с импортерами рыбы.

Как вы прокомментируете письмо Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка?

— У страха глаза велики. Либо преувеличение, либо ложь.

По нескольку дней проверки — такого нет. Охлажденная рыба была досмотрена в установленный законом срок 4 часа, а замороженная рыба не является скоропортящимся продуктом. Есть техническая сторона вопроса. Мы не орган таможенного контроля, мы не можем сами провести досмотр. У нас есть информация по данной организации, контейнеру или поставке. Есть куча бюрократических документов, которые надо заполнить, есть грузчики, которые должны разгрузить контейнеры.

Как только контейнер готов к досмотру, мы в течение дня его проверяем вместе с таможенной службой. Дело все в том, что каждый считает, что он самый обиженный. Я второй год работаю в таможенных структурах, а начинал в налоговой полиции. Как только проводишь проверку, сразу начинаются истерики, что их заказали и они знают, откуда дует ветер. Это абсолютно нормальная практика. Более того, в письме ссылаются на некий зеленый коридор. Я о зеленом коридоре регулярно слышу.

На одном из недавних совещаний мне о нем говорил вице–президент Ассоциации Олег Мельников. Зеленый коридор — это как священная корова в Индии, что–то неприкосновенное, хотя ни одного нормативно–правового документа о том, что это такое, я не видел. Как только мы стали проверять организации, входящие в этот самый мистический коридор, начались конфликты и скандалы.

По какому принципу ваш отдел проводит проверки?

— Работа отдела заключается в проверке законности ввоза рыбной и мясной продукции, выявлении фактов административных или уголовных правонарушений. Это то, за что мне Родина платит зарплату.

Мы работаем с оперативной информацией и в случае ее получения обязаны проверить. Источник этой информации я не имею права разглашать, иначе понесу уголовную ответственность. Если я или любой опер в моем отделе ее не проверил и не принял процессуальных действий, надзорные органы могут применить санкции вплоть до уголовной ответственности за халатность.

Мы проверяем более десятка компаний. До этого оперативной информации по ним не было. Эти организации уже обратились в транспортную прокуратуру, и она проводит проверку.

На данном этапе никаких нарушений с нашей стороны не выявлено. Им это не очень нравится, хочется делать то, что хочется и как хочется. Но есть закон и контролирующие органы.

Представители компаний, недовольных вашей политикой, или ассоциации обращались к вам лично?

— Представитель ассоциации мне сказал, что если я лично и мой отдел не отстанем от этих организаций, то высокопоставленные сотрудники Федеральной таможенной службы займутся мной и у меня будут проблемы по службе. Мало ли что говорит частное лицо, подумал я и продолжил проверочные мероприятия. В итоге начались звонки от чиновников ФТС.

Начальник одного из управлений ФТС звонил моему начальству с немедленным предложением, чтобы я написал заявление об увольнении. Собственного желания я не испытываю, поэтому отказался, и тогда меня начали пугать проверками. Вот и получается, что угрозы представителя коммерческой компании совпали с действиями руководства ФТС.

Кстати, все эти просьбы и приказы об увольнении ретранслировал один из руководителей Северо–Западной оперативной таможни. А так как я отказался писать заявление по собственному желанию, то уволиться из органов предложили ему. Все это длится последние 2 недели, с тех пор как мы начали заниматься продукцией этих компаний из зеленого коридора.

Главой ФТС Андреем Бельяниновым уже подписан указ в отношении меня о начале служебной проверки с отстранением от должности с 12 мая. Мне лично звонил еще один высокопоставленный сотрудник ФТС, жутко извинялся и говорил, что лично со мной он не знаком и у него ко мне претензий нет. По отчетам, мой отдел работает отлично, но ему приказали довести до меня приказ о том, что я должен уволиться.

В случае необходимости запись данного разговора я готов предоставить (аудиозапись телефонного разговора есть в распоряжении «ДП», Федеральная таможенная служба запрос «ДП» проигнорировала. — Ред.).

Что сделаете, если вас уволят?

— Я пойду в суд и буду обжаловать решение об увольнении. Я не люблю, когда на меня давят. Есть закон, и я действую в правовом поле. По факту ситуация предельно проста. Представители коммерческой структуры мне сказали, что есть неприкасаемый зеленый коридор, а представители ФТС выполняют их пожелания.

Звонят и в нецензурных фразах говорят, что я не знаю политику партии, не туда лезу, и давай, говорят, проваливай.

Раньше были подобные ситуации?

— Эта история началась не 17 апреля, а гораздо раньше. Например, в письме сказано, что были отобраны пробы для проведения экспертизы — 50 кг дорогостоящей рыбы из контейнера в 40 т. Но не сказано, что в конце 2013 года была попытка ввезти незадекларированные — на минуточку — 25 т рыбы. Забыли задекларировать.

Однако до уголовной ответственности дело не дошло, потому что неуплата таможенных сборов должна составить около 1 млн рублей, а за 25 т она составляла около 930 тыс. рублей. Обе компании — клиенты одного брокера, который действует в мистическом зеленом коридоре.

Незаявленная рыба была изъята и помещена на склады временного хранения.

Что с ней сейчас — этот вопрос находится не в нашем ведении. Более того, в этом зеленом коридоре действует компания — таможенный представитель.

В марте этого года в декларации из Германии заявлялся субпродукт — свиная щека, который облагается незначительной таможенной ставкой. Была проведена экспертиза, которая показала, что это не щека, а щековина — готовое мясо. А значит, таможенный платеж гораздо выше.

На Балтийскую таможню пришло 60 т этой продукции, и она была изъята. Мы провели все необходимые оперативные мероприятия, и в этом деле явно усматривались признаки преступления по ст. 226 Уголовного кодекса РФ, а именно контрабанда стратегически важных товаров и ресурсов. Случай был зарегистрирован в книге учета сообщений о преступлениях, но за 30 дней, предусмотренных законодательством, Балтийская таможня по неизвестным причинам так и не вынесла класс решения и не смогла определить стоимость данного товара.

Следовательно, мы не смогли в установленные сроки принять процессуальное решение и были вынуждены передать дело по подследственности в транспортную полицию.

По нашим проверкам транспортная полиция была готова возбудить уголовное дело, но для этого необходим класс решения.

[Истоник: TKS 06.05.14]

Назад к списку новостей